Наверх

Дело, шитое "зелеными" нитками?

100 тонн нефрита у бизнесмена в Бурятии изъяли после заявления дочки «Ростеха». Не исключено, что речь идет о рейдерском захвате месторождений.

Как-то так повелось, что о крупных победах полицейских Бурятии в декриминализации нефритовой отрасли Бурятии первыми извещают их коллеги из Москвы. В конце апреля официальный представитель МВД России Ирина Волк сообщила о том, что «сотрудниками Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России совместно с УЭБиПК МВД по Республике Бурятия пресечена незаконная добыча нефрита в Окинском районе. По имеющейся у оперативников информации, противоправную деятельность организовал 68-летний руководитель одного из крупнейших коммерческих предприятий региона, не имея лицензии на разработку карьера».

Борьба, которой не видно конца

Возбуждено уголовное дело. Предпринимателю инкриминируется пункт «б» части 2 статьи 171 УК РФ. Это «Незаконное предпринимательство, сопряженное с извлечением дохода в особо крупном размере». При проведении обысков обнаружен и изъят незаконно добытый минерал в количестве 112 тонн, стоимостью более 103 миллионов рублей. Новость широко прошла как по местным, так и по федеральным СМИ. Ведь поймать столь крупного вроде бы нелегального добытчика нефрита – удача, хотя борьба с нелегальным оборотом «зеленого золота» ведется лет восемь. И вроде бы даже следовали рапорты о том, что этот самый оборот почти побежден. Получается, нет? Нефритовая «мафия» живее всех живых? Она у нас аки Змей Горыныч. Отрубит ему добрый молодец голову, а на ее месте тут же новая отрастает. Впрочем, на самом деле за этими простыми вопросами вырастают и другие.

«Злоумышленник», открывавший нефрит

Каким образом «крупнейшее коммерческое предприятие региона», то есть вполне легальное и давно всем известное, занялось добычей нефрита, не имея лицензии, и перекочевало из списка солидных компаний в список незаконных предпринимателей или, во всяком случае, именно в этом подозревается? Его руководителю нужно быть сумасшедшим, чтобы решиться на такие метаморфозы. Ну, а далее, когда становится известным, что «68-летний руководитель одного из крупнейших коммерческих предприятий региона» – это Александр Секерин, возглавляющий действительно известную компанию «Сибирьгеология», вопросов становится еще больше. Профессиональный геолог является одним из первооткрывателей и исследователей месторождений белого нефрита на севере Бурятии и зеленого – в Восточных Саянах. Компания, которую он возглавляет, 20 лет добывает нефрит в Восточных Саянах. За все это время ни у контрольных, ни у правоохранительных органов вопросов к ней было. Зачем же ей заниматься браконьерской добычей камня? «Полная брехня!» – так эмоционально прокомментировал обвинения в свой адрес сам ветеран геологии в интервью одному из местных еженедельников, обратив внимание на то, что дело в отношении него может быть вызвано попыткой «рейдерского захвата». Причем не предприятия как такового, а нескольких жил Горлыкгольского месторождения, на которых оно работает, а также – уже добытого камня. Поводом же для раздувания скандала стала техническая ошибка, допущенная государственными органами при оформлении лицензии.

История с бюрократической «бородой»

Лицензия на право пользования недрами выдана «Сибирьгеологии» в далеком 2002 году с целевым назначением и видами работ: разведка и добыча нефрита Горлыкгольского месторождения (жилы №10, 36 и 37). Но в определении границ предварительного лицензионного отвода были допущены неточности. Александр Секерин неоднократно обращался в Роснедра и его территориальные структуры с заявлениями об исправлении этой технической ошибки. И ее наличие ими было подтверждено! А вот процесс исправления затянулся. Однако в 2014 году Центрсибнедра признали отклонения границ участков от центров нефритовых жил № 36 и 37, направив письмо в Роснедра с указанием на то, что границы требуют корректировки. Тем не менее границы скорректированы не были, и техническая ошибка осталась неисправленной. В 2016 году «Сибирьгеология» представляет документы для проведения актуализации лицензии. Центрсибнедра направляют письмо в Роснедра, ссылаясь на то, что именно федеральная структура должна внести изменения и дополнения в лицензию. Но Роснедра извещают свой территориальный орган, что у него самого есть полномочия на оформление актуализированных лицензий, а также указывают на необходимость актуализации лицензии «Сибирьгеология» в кратчайшие сроки. Все, казалось бы, ясно! Увы, но в начале нынешнего года «Сибирьгеология» в очередной раз обратилась в Центрсибнедра с заявлением об исправлении допущенной уже в ходе актуализации технической ошибки, а также в Арбитражный суд для прекращения затянувшейся волокиты. – Вся эта переписка свидетельствует том, что «Сибирьгеология» незаконным предпринимательством не занималась, от государства не пряталась, добиваясь исправления неточностей в своей лицензии, которые появились не по вине компании, – говорит Александр Секерин.

Роснедра претензий не имеют

Это подтверждает и письмо, направленное ему в ответ на его запрос, от отдела геологии и лицензирования Центрсибнедр по Республике Бурятия. Документ, в частности, гласит: «Исключительное право пользования и разработки нефритовых жил №№ 10, 36 и 37 по лицензии УДЭ 00770 TP принадлежит ООО ГП «Сибирьгеология». Балансовые запасы жил нефрита № 36 и 37 были переданы на баланс ООО ГП «Сибирьгеология» в 2002 году». И еще: «Оснований для передачи их иным недропользователям нет». Другими словами, у Роснедр к «Сибирьгеологии» претензий нет, указанные жилы не могут принадлежать кому-либо еще. Откуда тогда взялись претензии у полиции, отчитавшейся о столь успешной операции с обысками и изъятием более 110 тонн нефрита? И вот тут выясняется, что в МВД поступило заявление генерального директора АО «Забайкальское горнорудное предприятие» (ЗГРП) Александра Воронкова, который просил провести проверку законности горных работ на их лицензионной территории, якобы проводимых «Сибирьгеологией». И теперь уже вопросам несть числа, начиная с простого: почему МВД так резко вмешивается в наметившийся спор двух хозяйствующих субъектов, хотя государственными недрами оно не распоряжается? В принципе, решаться такой спор должен в арбитражных судах.

Был бы белым…

Ответ на этот вопрос получить сложно, хотя можно предположить: все дело в том, что ЗРГП является «дочкой» суперкорпорации «Ростех» и, согласно официальной версии, оказалось в Бурятии не корысти ради, а только волею «пославшего ея» государства. Сверхшумный передел нефритовой отрасли, происходивший в 2012–2014 годах, показал, что «дочка» на самом деле является отчаянным «пацаном». ЗГРП заместило собой на рынке приснопамятную эвенкийскую общину «Дылача», добывавшую особо ценный белый нефит на Кавоктинском месторождении. Компания регулярно отчитывается о росте производства и налоговых платежей, о «белых» зарплатах, о бескорыстной помощи Баунтовскому эвенкийскому району. Имидж предприятия как благотворителя и благодетеля поддерживается неустанно. Ну, и пока суть да дело, ЗГРП занялось не только белым нефритом Баунта, но и зеленым (более дешевым) камнем Восточных Саян, получив лицензию на добычу по соседству с участком «Сибирьгеологии». Зачем это понадобилось? Об этом откровенно рассказал в интервью ТАСС еще в конце 2016 года теперь уже экс-министр природных ресурсов Бурятии: – Ежегодно в Бурятии добывают 1,6 тысячи тонн нефрита. Это около 100 миллионов рублей налоговых поступлений в бюджет республики, – рассказывал ТАСС министр природных ресурсов Республики Бурятия Юрий Сафьянов. – Декриминализация нефритовой отрасли, на мой взгляд, заключается в необходимости лицензирования тех участков, которые находятся в нераспределенном фонде. Тогда у каждого участка появится хозяин и он будет следить за тем, чтобы у него не было «черных нефритчиков». Второй шаг – наладить серьезную работу правоохранительных органов. Сейчас, как я понимаю, сделали третий шаг, когда попытались монополизировать отрасль: к нам пришел Ростех, он взял самые крупные месторождения, «дочки» Ростеха пытаются навести порядок. Не знаю, получится это или нет.

Монополизация идет нормально

Получается. Процесс монополизации идет нормально. С Восточных Саян постепенно удаляются прежние добытчики нефрита. Первой жертвой пал «Каскад», за которым, может, и водились грехи, но который просил об одном: дать ему возможность рассчитаться по всем долгам и цивилизованно закрыться. В конце апреля споры за нефрит Восточных Саян оказались предметом дела в Арбитражном суде Красноярского края. По иску ЗГРП он признал недействительным конкурс на разведку и добычу нефрита на участке «Междуречье Ильчира-Хуша-Гола» в Бурятии. Центрсибнедра должны аннулировать лицензию на право пользования недрами, которая в октябре 2017 года была выдана ООО «Минерал» (Улан-Удэ). Подробности дела не раскрываются, сообщал «Интерфакс», но, судя по всему, претендовать на этот участок собирается ЗГРП. Поможет ли монополизация декриминализации? Этого никто не знает. В конце концов, этот вопрос касается бизнеса. Если у ЗГРП он получается лучше, то ничего личного. Если же у ЗГРП возникли проблемы, которые оно планирует решать за счет получения новых участков работы, то проблем нет – участвуй в конкурсах. А вот загадку о том, почему полиция так активно помогает монополизировать нефритовый бизнес именно ЗГРП, уже стоит отнести к вопросам общественным. Когда МВД проводит спецоперации, громя лагеря действительно «черных копателей» нефрита, отлично вооруженных и оснащенных техникой, это вызывает уважение. А когда вмешивается в деловые споры двух компаний? Не превращается ли оно в министерство «нефритовых» дел вместо дел внутренних? Дела, шитые зелеными нитками, равно как и белыми, славы доблестным правоохранителям явно не добудут. …Здесь поневоле вспоминается курьез из протоколов: «До приезда полиции драка носила неорганизованный характер».

Александр Макурин, для «Номер один»
Фото: infpol.ru


Поделиться