Наверх

Буддисты расширяют сакральную географию России

В разных регионах происходит обустройство и создание мест поклонения

В буддийских регионах России начало осени ознаменовалось целой серией церемоний, связанных с местами поклонения. 

В первые дни сентября началось строительство монастыря «Обитель преумножения и распространения учения Будды Шакьямуни» в селе Солянка Светлоярского района Волгоградской области. Это место связано с рождением калмыцкого просветителя, этнографа и одного из инициаторов строительства буддийского храма в Санкт-Петербурге Номто Очирова (1886–1960). Храм в Солянке станет первым этапом строительства здесь духовного центра, связанного с традициями калмыков.

10 сентября буддийский храм был открыт в тувинском селе Чаа-Холь, где в скалах сохранилась ниша с барельефным изображением Будды XIII века. «Храм построен за рекордно короткое время. Это результат сильного желания народа иметь свой хурээ (храм. – «НГР»). Первый храм на территории Чаа-Хольского района был возведен в 1811 году. К сожалению, в годы репрессий они все были уничтожены. Спустя годы в Чаа-Холе вновь возведен храм. Возможно, как говорят буддисты, произошло некое подобие реинкарнации», – цитирует пресс-центр правительства региона главу Республики Тыва Шолбана Кара-оола. Строительные работы начались 22 апреля с.г. В церемонии освящения культового сооружения участвовали сотни верующих, десятки буддийских духовных наставников, в том числе духовный лидер буддистов республики камбы-лама Лопсан Чамзы (Шыырап Байыр-оол).

В тот же день состоялось освящение гигантского изображения Будды Шакьямуни на скале около села Баян-Гол Хоринского района Бурятии. Высота изображения – 33 метра, оно частично вырублено в скале. «Это крупнейшее подобное изображение Будды в России, – сообщил ТАСС представитель дацана «Ринпоче Багша» Александр Лубсанов. – Его за два месяца сделали сами жители села Баян-Гол, это была их инициатива».

Торжественное открытие и ритуал освящения совершил основатель и руководитель дацана «Ринпоче Багша» Еше Лодой Ринпоче, эмигрант из Тибета, в 1993 году по призыву далай-ламы XIV Тензина Гьяцо приехавший в Бурятию для возрождения учения. По словам Еше Лодой Ринпоче, это изображение Будды «станет символом объединения наших чистых намерений и символом того, что буддийское учение – дхарма, которую 2,5 тысячи лет назад даровал Будда, и сейчас пребывает в нашем мире».

Наконец 13 сентября была освящена статуя божества Белого Чакрасамвары (Сагаан Дэмчог бурхан) на Алханае в Забайкальском крае. Освящение совершил все тот же Еше Лодой Ринпоче.

Во всех указанных случаях информационные сообщения утверждают, что сооружения и изображения созданы или по инициативе верующих, или на их средства. Однако обращает на себя внимание мощная организационная поддержка местных администраций. Кроме того, в соответствующих сообщениях подчеркивается, что эти места или уже служат для паломничества, в том числе гостей из-за рубежа, или в отношении них рассчитывают приобрести такой статус, как, например, в случае статуи «хозяина» Алханая, притом что изваяние установлено на территории национального парка.

Подобные совпадения можно рассматривать и как косвенное свидетельство «пробуждения» самой восточной из традиционных религий России. Отечественные буддисты традиционно проявляют себя как достаточно замкнутая общность. Однако все более растущая активность на общественно-политическом поле религиозных организаций России, возможно, затронула и буддистов. Эта тенденция выразилась даже в таком знаковом для нашего времени явлении, как защита чувств верующих. Имеется в виду сравнительно недавний случай, когда осквернение приезжим из Дагестана статуи Будды в Элисте вызвало гнев местных жителей. Элистинцы добились извинений от главы Дагестана, а виновный в кощунстве по приговору суда получил «двушечку», правда, условно.

«Что ж, в жизни всегда что-то происходит, – комментирует «НГР» главный редактор журнала «Буддизм России» Андрей Терентьев. - Действительно, и в бурятском Баян-Голе большое изображение Будды на скале нарисовали, и в Туве баба Лена молельную юрту для туристов и паломников устроила, и другие дела происходят: строятся храмы и ступы, в Иволгинском дацане открыли всенародный доступ к нетленному телу бандидо хамбо-ламы Итигэлова, третий раз провели всероссийскую научную конференцию «Буддизм в третьем тысячелетии», в Петербурге устраивают бурятскую борьбу и стрельбу из лука в день рождения петербургского буддийского храма, в Агинскую буддийскую академию приглашают с лекциями профессоров из Москвы и Петербурга, и т.д. и т.п. Но всё это обычные текущие события, я не вижу здесь какой-то особой активизации. Как и в случае с невежественным дагестанским юношей, осквернившим на площади в Элисте статую Будды». 

«Зато осложнилась жизнь буддистов после принятия так называемого антитеррористического пакета Яровой, - продолжает эксперт. - Мне известны уже два случая, когда у приезжих тибетских лам возникли проблемы в этой связи, а один известный учитель, собиравшийся приехать в Россию этим летом по приглашению некой культурной ассоциации предпочёл отменить свой визит, которого многие очень ждали». «Может быть, отчасти поэтому и остаётся российским буддистам строить статуи да поклоняться нетленным телам - черпать вдохновение и знания у крупных современных наставников становится всё труднее: не только далай-ламу мы пригласить не можем, теперь и неправильно оформленное приглашение других духовных лиц приравнивается к терроризму», - резюмирует эксперт.

Андрей Мельников, Независимая газета


Поделиться